Верхний пост.

Этот журнал – о том, как по заказному уголовному делу мне пришлось 2 года провести в следственном изоляторе (СИЗО), затем полгода под домашним арестом, затем более 3-х лет шел суд, который закончился ОПРАВДАТЕЛЬНЫМ приговором. 

В журнале я подробно, как очевидец, расскажу про жизнь в СИЗО, про быт, про общение с сокамерниками и администрацией, про адвокатов и еще про другие неочевидные вещи.

Тем людям, которые понимают, что их жизнь складывается так, что они могут невольно оказаться на моем месте, эта информация будет полезной, так как поможет морально подготовиться, не наделать ошибок и облегчит, насколько это возможно, жизнь в условиях заключения.

Также эта информация будет полезной для родственников арестованных и поможет им сохранить необходимое спокойствие.

При этом я всегда считал и считаю, что законы нарушать никому нельзя. 

За решетку попадать не нужно, ничего хорошего в этом нет. 

Все совпадения имен, фамилий, стран, мест, времени, событий – случайны.

Так как я получил большой практический опыт защиты в суде, а, к сожалению, по моему личному мнению 98 % адвокатов только берут деньги и помогают получить срок, то я могу оказать помощь (юридическую консультацию) и подсказать:

- как вас могут обмануть и обманывают недобросовестные адвокаты;

- где недобросовестные адвокаты хитрят и не договаривают;

- как недобросовестные адвокаты могут вымогать деньги и подыгрывать стороне обвинения;

- как выстроить правильную защиту на предварительном следствии и в суде, а в ряде случаев еще и задолго до возбуждения уголовного дела.

В свое время я сам, никогда не имея никакого опыта уголовного преследования, совершил массу типичных ошибок "новичка". 

Поэтому теперь, опираясь на свой опыт, я могу помочь этих ошибок избежать.

Для того, чтобы связаться со мной, пришлите мне на электронную почту

kt818a@yandex.ru

короткое письмо с описанием своей ситуации и укажите, как с вами связаться (WhatsApp, Viber, Telegram и т.д.).

Размер и порядок оплаты моих услуг в каждом случае оговаривается индивидуально. При этом оплата производится только за конкретные действия и результаты.

Всегда буду рад помочь.

СИЗО. Карантин. Продолжение.

Напоминаю читателям, что в этих постах я пробую донести до вас ощущения новичка в СИЗО, то есть, человека, совершенно неопытного в тюремной и арестантской жизни.

Лично я, если бы (не дай Бог!) снова оказался в карантине, поступал бы совсем по-другому, не так, как новичок, а опираясь на уже полученный опыт.

В будущем будет пост, где я обобщу все ошибки "новеньких". 

Итак, я остановился на том, что мы вернулись в камеру, вдруг открывается кормушка и называют мою фамилию, подхожу… Ого, вот это сюрприз, мне передача!

Оказывается, мои хорошие знакомые, которые проживали в этом городе, узнав о моем аресте, быстро подсуетились и организовали передачу самых необходимых вещей, потому что я заехал вообще без ничего.

Продольный через кормушку просунул пакет и опись передаваемых вещей. Я должен был тут же подписать опись, два экземпляра отдать продольному, а один – оставить себе.

В пакете был чай, конфеты, зубная паста, щетка, полотенце и сланцы. Очень кстати! Помощь со стороны родственников и знакомых – очень важна для поддержки арестанта.

В этот день было еще посещение психолога и сотрудника оперчасти.

Collapse )

СИЗО. Карантин. Первый полный день.

Итак, я остановился на том, что после проверки, которая проходила около 9 часов утра, нас, арестантов, повели на флюорографию.

Сначала немного о проверке.

Приближение проверки хорошо угадывается по гомону на продоле, лязганью дверей и громким ударам, которые слышны даже с другого этажа.

Бьют? Бьют, еще как! Деревянным молотком.

Открывается дверь:

— Выходим, проверка…

Арестанты выходят на продол, становятся вдоль стены, руки за спину.

Один из продольных заходит в камеру и деревянным молотком быстро бьет по решетке, койкам, то есть по тем железным предметам, которые теоретически могут быть подпилены или перепилены.

По звуку удара сразу все становится понятно. 

Это как на железной дороге вдоль поезда на остановках идут осмотрщики вагонов и длинным молоточком стучат по колесам.

Напомню, что задержан я был прямо на рабочем месте, в офисе, в приличном костюме. Костюм был практически новый, только куплен в Дубае. Так и заехал в СИЗО.

Один из продольных посмотрел на меня, на костюм, решил поприкалываться:

— Ты это откуда такой модный к нам?

— Откуда-откуда… Прямо в офисе взяли…

— Да ну? Хахаха!

— Ничего смешного…

— Ну, ладно… Статья какая?

Продольный явно скучал, ему хотелось пообщаться.

— 159-я, часть 4-я…

— Мошенник, что ли?

— Никакой не мошенник, дело заказное!

— Все вы так говорите… Заходим!

Вот я вся проверка.

Потом повели на флюорографию.

Опять ходили по коридорам, спускались в сырой темный подвал, снова поднимались.

Collapse )

СИЗО. Карантин. Еда.

Итак, я остановился на том, что к утру крики арестантов за окном почти стихли, "дорога" заканчивала свою работу.

Примерно в половине шестого утра на продоле загремели бачки, захлопали кормушки – начали раздавать завтрак.

Забегая вперед, скажу, что мой первый полноценный день в СИЗО получился довольно насыщенным, поэтому этот пост будет посвящен только приемам пищи.

Завтрак проходил так. 

Хорошо слышно, как по продолу неспешно, от камеры к камере, движется баландёр, толкающий тележку с бачками. Баландера обязательно сопровождает продольный.

Наступает момент, когда в нашей железной двери открывается кормушка, как правило, кто-то из арестантов уже стоит рядом, наготове.

Баландер просовывает в кормушку сначала хлеб. Хлеб выдается утром на весь день. Насколько мне запомнилось, на нас троих выдавалась буханка белого и буханка черного хлеба. Каждая буханка надрезана на 4 части. Качество хлеба – так себе, из муки грубого помола, в вольных магазинах я такого не видел. Но, впрочем, хлеб был вполне съедобен, арестанты из других СИЗО жаловались, говорили, что у них хлеб был клейкий внутри, не пропеченный.  

Потом баландер в алюминиевые миски накладывает кашу. Обычно это перловка, ячневая, реже рис, пшено, гречка. Каша не соленая, без масла.

Миски, кстати, бывают "летние" – поменьше, и "зимние" – побольше. "Зимние" у арестантов в цене. 

Collapse )

СИЗО. Карантин. Ночь.

Итак, я остановился на том, что наступила ночь, я и мои сокамерники по карантину – Санек и Диман – на своих койках заняли горизонтальное положение, но снаружи творилось что-то странное.

Камеры карантина были на первом этаже, но был еще и этаж с камерами выше, и этаж ниже – в подвале.

И сверху и снизу арестанты орали во весь голос примерно так:

— Девять ноль! Девять ноль!! Де-вять!! Но-ль!!!

— Восемь пять, забирай!!

— ПовременИ, повременИ!!

— Девять два!! Примите пробой!

— Что с ответом на один три шесть??

И так далее в таком же духе…

Меня, новичка, все это сильно удивляло. То есть, в тюрьме шла очень активная ночная жизнь, но что к чему, что это означает, было совершенно непонятно.

Ясно было только одно – работает так называемая "дорога", но как именно она работает - на тот момент я находился в полном неведении.

Кроме того, сказать, что в нашей камере было холодно – ничего не сказать. На самом деле был отчаянный колотун.

Причин этому две.

Во-первых, окно, которое представляло собой всего одну древнюю раму с одним стеклом. Никаких двойных рам, несмотря на мороз за бортом градусов 13. Холод добавляла широкая, на всю ширину рамы, форточка, открывавшаяся вверх. Никаких запоров форточка не имела. Между форточкой и рамой была щель, в которую легко можно наблюдать окружающую местность.

Во-вторых, еле теплая батарея.

Collapse )

СИЗО. Карантин. Продолжение.

Итак, я остановился на том, что мы дошли до карантина, я протиснулся с матрасом в камеру, а там на койках уже сидели два арестанта и смотрели на меня. 

Один – лет 27-30, обычный парень, представился – Диман, а второй…

Вторым оказался Санек, да, тот самый Санек, с которым я двое суток провел в камере ИВС в компании Ген Геныча.

Как же приятно встретить знакомого человека в новом месте!

Саньку я обрадовался, как родному, чуть ли не обнялись.

По-моему, он тоже был рад. 

Диман оказался нормальным спокойным сокамерником, статья у него была наркоманская, но без экстремальных 4 и 5 частей, так, что-то не очень тяжелое, первоход.

Карантинная камера была небольшой, трехместной, у одной стены одна койка, у другой стены – двухъярусная. Внизу разместились Диман и Санек, так что мне достался второй ярус, над Саньком.

В камере было довольно большое окно, примерно метр на метр, забранное решеткой. 

Под окном маленькая батарея, не больше 4-х секций, еле-еле теплая.

Стол и возле стола скамейка. Все намертво прикручено к полу. Пол – крашеные доски.

Напротив стола – раковина с краном холодной воды. Над раковиной в стене крохотное мутноватое зеркало.

В углу возле двери туалет в виде обычного унитаза, закрыт стенами до потолка, с деревянной дверью, какая-никакая цивилизация, по сравнению с ИВС – огромный прогресс. ))

Напротив туалета – примитивная железная полочка с приваренными крючками.

В углу мусорное ведро.

На потолке люминесцентный светильник с одной горящей лампой, над дверью лампочка ночного освещения.

Collapse )

СИЗО. Приемка и карантин.

Итак, я остановился на том, что продольный назвал мою фамилию, я встал и вышел в коридор (на продол).

Прошли по коридору и зашли в комнату, где за столом сидел капитан в пятнистом камуфляже.

Капитан задавал стандартные вопросы (ФИО, дата рождения, адрес регистрации и т.д.) и записывал мои ответы.

Потом раздевание и осмотр всех вещей с прощупыванием и проверкой металлоискателем. Брючной ремень забрали и сказали, что будет лежать на складе. Выдали квитанцию, все цивилизованно. ))

После этого, если не ошибаюсь, было фотографирование, как в кино показывают, в фас и в профиль на фоне ростовой линейки. 

Когда именно было фотографирование – в первый или во второй день – сейчас точно вспомнить не могу, кажется сразу, в первый день заезда в СИЗО. Память от избытка необычных впечатлений чуть подводит.

Потом прошли по тому же коридору к врачихе, которая сидела в другой комнате за решеткой. Раздевайтесь, быстрый осмотр на отсутствие синяков и телесных повреждений, одевайтесь. Врачиха прямо через решетку взяла у меня кровь из вены на СПИД и гепатит, это стандартная процедура для всех новичков.

Collapse )

СИЗО. Первые впечатления.

Итак, я остановился на том, что вылез из воронка и шагнул в темный вход СИЗО.

Черт, опять тот же запах – прокуренного вокзального туалета.

Пройдя несколько шагов, я уперся в сотрудника, который, судя по пятнистой форме, относился уже не к полиции, а к ФСИН.  

— Фамилия?

Назвал.

Сотрудник посмотрел в свои записи, что-то отметил. 

— Налево, до конца!

Я повернул налево и увидел длинный коридор с рядами серых железных дверей, дверей тюремных, то есть с глазками и замками.

Направо, кстати, тоже был такой же коридор.

В конце коридора одна дверь была приоткрыта, и возле нее меня ждал другой сотрудник.

Я вошел в открытую дверь и оказался в небольшой камере, дверь за моей спиной тут же с грохотом захлопнулась.

Как позже выяснилось, это была привратка – небольшая камера, играющая роль накопителя для прибывающих или убывающих арестантов.

Привратка представляла собой бетонное помещение примерно 2,5 х 4,5 метра, напротив двери – малюсенькое окошко с решеткой без рамы и без стекол, рядом небольшая батарея отопления, по бокам две лавочки, грубо покрашенные серой краской.

В углу – туалет (чаша Генуя), над ним почему-то кран с водой. Весь угол, занимаемый туалетом, был черного цвета. Выражение не фигуральное, а буквальное, я такого никогда раньше не видел, видимо туалет не мыли никогда, то есть вообще ни-ко-гда со времен строительства СИЗО.

На полу и на стенах – битая плитка, то есть стены и пол облицованы кусочками битой плитки. Что было, тем и выложили. 

Над дверью тусклая лампочка.

Collapse )

По дороге в СИЗО.

Итак, я остановился на том, что конвой начал готовить арестантов, по одному выводя их в туалет.

Через полчаса захлопали двери – приехал воронок

Поднялась суета, так как наступил вечер, конвойные хотели побыстрее развезти арестантов и сбежать домой.

Начался процесс посадки.

Дошла очередь и до меня, клетку открыли, опять наручники, опять пристегнули конвойного, десять шагов по коридору, пахнуло свежим воздухом, выход – и сразу стоит воронок с открытой дверью.

По лесенке забрались внутрь, там уже сняли наручники – и в отсек.

В обычном воронке (ГАЗоне) два отсека, каждый на 9 человек, и пара стаканов

В моем отсеке уже сидел Калёный, Дэн-негр и еще человека три.

Я пробрался, пригнувшись (внутри низко, не выпрямишься), сел возле торца, у стенки.

Арестанты уже вовсю курили, пришлось и мне этим дышать, вентиляция в воронке так себе, всё в дыму. 

Ну, ничего, сижу, терплю, куда денешься?

Калёный чувствовал себя как дома, шутил и балагурил – были затронуты самые разные темы – от автомобилей до кино.

Я же, понимая, что мне, новичку, надо побольше слушать и поменьше говорить, привалился к стенке, благо, что в отсеке темно, закрыл глаза и попробовать подремать.

Пока воронок ехал – спать совершенно невозможно, потому что трясет и подбрасывает отчаянно, подвеска жесткая.

А когда подъехали к СИЗО и встали в очередь, тогда да, удалось немного покемарить.

Collapse )

Суд. Продолжение.

Итак, я остановился на том, что секретарь суда сказал:

— Прошу всех встать.

В зал зашла судья, женщина лет 40, в черной мантии.

Сели.

Сначала судья установила мою личность.

Выглядело это так: я отвечал на вопросы судьи - ФИО, дата рождения, место жительства, семейное положение, дети, судим-не судим и т.д.

Затем выступил следователь.

По его словам:

- принятыми мерами установить мое местонахождение не представилось возможным;

- я был объявлен в розыск;

- я обвиняюсь в совершении тяжкого преступления;

- я скрывался от органов предварительного следствия;

- я могу продолжить заниматься преступной деятельностью;

- у меня нет регистрации в данном городе;

- я скроюсь от органов предварительного следствия и суда;

- я воспрепятствую производству по уголовному делу;

- я могу оказать давление на свидетелей;

- я могу уничтожить доказательства.

В общем, меня нужно срочно арестовать.

Потом выступил прокурор, который сказал, что все так и есть. Арестовать негодяя!!!

Потом выступил адвокат, который обратил внимание судьи вот на что:

- как мог скрываться человек, который официально работает в серьезной организации?

- как мог скрываться человек, который вот уже как 14 лет не меняет номер своего мобильного телефона?

- как может человек "продолжить заниматься преступной деятельностью", если он уже 3 года как уволился из той организации, которую ему вменяют?

- как может человек иметь регистрацию в том городе, куда вы его позавчера насильно привезли в наручниках, а закон дает 3 месяца на получение временной регистрации?

Collapse )